Александр Кушнир

Книги → Nautilus Pompilius → 1985. “Невидимка”

Илья писал стихи для “Урфина Джюса”, и мало где его ругали с таким усердием, как в “Урфине Джюсе”. Почему – вопрос другой, однако стараниями джюсовцев среди свердловских рокеров к 1985 году утвердилось мнение, что Кормильцев – поэт “нулевой”, работать с ним – только время терять. И тут, ко всеобщему изумлению, возник Слава. Помните, как по дороге на рок-семинар старый друг и автор многих обложек и “УД”, и “Hay” Саша Коротич от сотрудничества с Кормильцевым “стал Славу отговаривать”?.. Его и после отговаривали многие и весьма усердно; но отговаривать Бутусова, который что-то решил, дело безнадежное. И слава богу, иначе не довелось бы нам услышать ни про Делона, ни про “скованных”, ни про “хочу быть с тобой”.

Впрочем, прецедент сотворчества с Кормильцевым уже был, когда во время телевизионных съемок давней новогодней программы Кормильцев наскоро изобразил на Славину музыку нечто постсоветское: “Я мерз, но грел собою снег, а значит, жил. И так в сраженье холода с теплом я победил!” Второй совместной работой стала песня “Кто я?” из “Невидимки”, третьей – песня про девочку и фотографию известного французского киноактера... Тут вышел казус, едва сотрудничество не расстроивший: первое прослушивание вызвало у поэта чувство воодушевленного недоумения.

“Премьера песни” случилась во время очередной дружеской попойки в коммунальной комнате Вити “Пифы” Комарова, в которой, кроме хозяина, жил в те времена Федор, манекен; его некогда в воспитательных целях использовал на своих концертах “Урфин Джюс”. Без руки, без ноги, потрепанный и побитый, Федор производил впечатление труповидное и использовался в качестве ночного сторожа Витиной машины: сидел в ней по ночам, воров отпугивал. И неплохо с такой ролью справлялся.

Итак, происходила попойка, и Слава неожиданно сообщил, что решил подарить Илье на день рождения песню. До дня рождения оставалось еще месяца три, но это детали. Тогда и выяснилось впервые под музыку, что “Ален Делон не пьет одеколон”. Илья жутко взбодрился, выскочил на балкон, схватил Федора в охапку и сбросил его с третьего этажа. Стоял непоздний вечер, народ по улице прогуливался и происходящим выкидыванием натурального почти человека был, мягко говоря, ошарашен... Наусы с хохотом и криками выскочили на улицу, подхватили бедного Федора под руки, под ноги и с причитаниями типа: “Осторожно, ногами за дверь не зацепись!” – утащили в подъезд. Говорят, соседи потом на Пифу донос состряпали, а может, и не было такого, неважно.

Фокус заключался в том, что Илья написал смешные, даже издевательские стишки о пролетарской дурочке из многоэтажных кварталов, единственным утешением для которой среди фантасмагории родимого бытия стала фотография на стене.

Именно “тройной” в противовес “ихнему двойному”...

Слава воплотил их в сочинении почти трагическом. Неудивительно, что Илья крепко насторожился, услышав тяжелую, полную мрака и безысходности песню на свои по замыслу ернические стишки. Но в отличие от урфиновского прошлого, в котором поэт отличался чрезвычайной скандальностью и готовностью биться насмерть за каждую запятую, ругаться не стал, стерпел даже исчезновение целого слова “тройной”, которое Слава по каким-то личным соображениям петь отказался наотрез.

В итоге оба соавтора не слишком-то понимали, как к этому эксперименту относиться. Дело решил Шевчук, каким-то ветром занесенный в Свердловск; в то время свободный и умный, читавший философские труды Толстого Л.Н. и что-то постоянно проповедовавший, причем с употреблением таких слов, которые свердловским рокерам и не снились. Разве что Кормильцеву, да и то в дурном сне... Слушали его напряженно, но поступали “с точностью до наоборот”. В тот приезд Юрий Юлианович почему-то отчаянно агитировал Бутусова ни в коем случае не связываться с Кормильцевым. Однажды вечером, когда по обыкновению пили у Белкина горячительные напитки и с упоением спорили, Шевчук пошел в атаку и заявил, что “по-настоящему” у Бутусова песни получаются только на свои тексты.

– Например?.. – осторожно спросил Слава.

– “Ален Делон”, например! – отрубил Юрка.

← предыдущая следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4 5

Одухотворенные Сплин создали «Гиперхит»

27.11.2015
Несравненный Александр Васильев – душа группы Сплин, поделился своей «печалью» с радиослушателями. Талантливый фронтмен группы, во всеуслышание признал, что не знает, что делать с новыми песнями.

Простые песни бывшего служителя Крематория

24.11.2015
Легендарный советский рокер Виктор Троегубов, представил миру свой первый альбом, написанный в 21 веке. Перерыв сольной карьеры Виктора сильно затянулся и с момента выхода его последнего альбома «Мастер снов», прошло 19 лет.

Иной взгляд ДДТ

21.11.2015
В 2011 году, культовая питерская рок-группа ДДТ, презентовала миру свой иной взгляд на мир – альбом «Иначе». Представлять альбом миру, группа решила на мировых гастролях, после которых объявила о грандиозном подарке поклонникам - альбомах «Иначе» и «P.S» на виниловом носителе. Пластинки выполнены в двух цветовых решениях – черном и белом виниле. В продажу, этот оригинальный привет из прошлого, поступит в конце октября 2015 года.

Выпущена биографическая книга о группе «Аквариум»

19.11.2015
О Борисе Гребенщикове и его легендарной группе «Аквариум» на сегодняшний день выпущено немало печатного материала, в том числе и биографического. Но книга Анатолия или «Джорджа» Гуницкого, одного из основателей коллектива, носит несколько иной характер, так как под её обложкой хранятся не просто биографические сведения или сухая подача событий, расставленных в хронологическом порядке, а собрание статей и интервью, собранных и написанных самим автором книги для печатных и интернет-изданий.

Кубрик: открытие нового концертного пространства в Питере

16.11.2015
С 2 по 4 октября состоялся праздник в формате небольшого фестиваля, посвящённый открытию Кубрика, нового клуба в центре Питера. Новое помещение для проведения концертов уже отметили присутствием такие группы, как Ногу Свело, Площадь Восстания и ряд других.