Александр Кушнир

Книги → Nautilus Pompilius → 1989. По дороге в Коломяги

Там что-то ужасное происходило, Чикаго тридцатых годов.

Уходил в прошлое второй год славы. Не Бутусова, а просто. “Hay” был объявлен лучшей группой Союза Серпастых, в хит-парадах от него деваться было некуда, сами хит-парады похожи были как близнецы. “Группа года”, Бутусов – лучший то композитор, то певец, а то вдруг, к собственному немалому удивлению, даже и гитарист... Кормильцев периодически оказывался лучшим поэтом-песенником, газеты пучило от “Наутилуса”. Которого уже не было.

Были Слава и Дима. Опять вместе. Что и не странно, весь период катастрофической популярности – или популярной катастрофы? – оба незаметно приближались друг к другу. Но оба по-разному. Во время разлуки Дима если чем-то и был одержим, так это спасением “Наутилуса”, считал, что “Наутилус” идет под откос, что нужно Славу спасать, что нужно срочно менять стратегию, менять тактику, все переделывать. Только и разговоров было что о “Hay”. Дима рвался спасать Славу, а Славе очень хотелось с Димой помириться и снова работать вместе. Оба – совершенно искренне. Вот и вся немудреная подоплека события, вызвавшего в свое время столько сплетен и вопросов.

Встретились, засели дома у новой Диминой жены, Алены Аникиной, веселые от обретенного и обоим позарез необходимого единства, назначали друг друга то “художественным руководителем группы „Наутилус Помпилиус“” (им стал Дима), то “музыкальным руководителем” (Слава); пили чай, обсуждали новый альбом. Раздобыли какую-то “портостудию”, стали записываться, чего-то не хватало.

Из интервью А.Пантыкина:

Слава мне позвонил и сказал, что они собираются работать над альбомом, что он состав старый распустил и хочет на подмосковной даче спокойно поработать.

Недолго поколебавшись, мучимый дурными предчувствиями, Пантыкин прихватил с собой клавишу и поехал в Москву, откуда был тут же вывезен на дачу. Намечалась весна, в воздухе пахло влагой, в доме тепло, из маленькой комнаты получилась довольно приличная студия, работай, да и только... Вышло поработать, но в большей степени вышло “да и только”...

Из интервью А.Пантыкина:

Обстановка поначалу была великолепная, веселые Слава, Дима, на природе, никаких лишних людей, мы втроем... Поставили клавишу, привезли какой-то пульт, магнитофон, все включили, Слава показал материал, материал отличный, просто отличный. Но дальше началась... ерунда.

Фокус заключался в том, что собираться работать и собственно работать – разные вещи. А с целеполаганием у обоих руководителей “Наутилуса” наблюдались разночтения. Плюс прибывший Пантыкин, который тоже себе на уме, хоть и призван был – по сути – повторить собственный подвиг времен “Переезда”.

Дима был поглощен организаторской деятельностью, мотался в Москву и обратно, выбивал деньги, договаривался. Ему слегка портило настроение то, что всякие спонсоры с ним разговаривали, однако на документах желали видеть подпись Бутусова. А на даче работали вдвоем Слава с Пантыкиным, писали аранжировки, наигрывали демонстрационную запись. Приезжал Дима, слушал и делал выводы. Ему почему-то казалось, что при участии Пантыкина из “Наутилуса” неминуемо выйдет “Урфин Джюс”, что вынуждало относиться к результатам труда настороженно. Случались легкие недоразумения: Дима во время работы чаще всего на даче не присутствовал, кто и что предлагал, не слышал, а по приезде уличал в “урфинджюсости” куски, выдуманные Славой. А то вдруг хвалил за “наутилость” придумки Пантыкина.

В тот момент Дима имел сформировавшуюся, но, судя по всему, совершенно невнятную концепцию будущности “Hay”, которую с азартом и претворял в жизнь.

Рассказывает Пантыкин:

Дима хотел сделать “Наутилус” актом искусства в его, Димином, понимании. Вне рамок социальных, рамок поп-культуры, популярности, славы... Им владела идея сделать... до сих пор не могу понять, что он хотел сделать. “Наутилус” к тому времени имел свою историю, уже были стонущие залы, пленки крутились чуть не в каждом доме... Он стал частью культуры страны. И вдруг нужно было сказать, что это все была х...я, а вот теперь мы, ребята, займемся делом, потому что истинное искусство, оно вообще в другой области залегает.

← предущий раздел следующая →

Страницы раздела: 1 2 3 4 5

Одухотворенные Сплин создали «Гиперхит»

27.11.2015
Несравненный Александр Васильев – душа группы Сплин, поделился своей «печалью» с радиослушателями. Талантливый фронтмен группы, во всеуслышание признал, что не знает, что делать с новыми песнями.

Простые песни бывшего служителя Крематория

24.11.2015
Легендарный советский рокер Виктор Троегубов, представил миру свой первый альбом, написанный в 21 веке. Перерыв сольной карьеры Виктора сильно затянулся и с момента выхода его последнего альбома «Мастер снов», прошло 19 лет.

Иной взгляд ДДТ

21.11.2015
В 2011 году, культовая питерская рок-группа ДДТ, презентовала миру свой иной взгляд на мир – альбом «Иначе». Представлять альбом миру, группа решила на мировых гастролях, после которых объявила о грандиозном подарке поклонникам - альбомах «Иначе» и «P.S» на виниловом носителе. Пластинки выполнены в двух цветовых решениях – черном и белом виниле. В продажу, этот оригинальный привет из прошлого, поступит в конце октября 2015 года.

Выпущена биографическая книга о группе «Аквариум»

19.11.2015
О Борисе Гребенщикове и его легендарной группе «Аквариум» на сегодняшний день выпущено немало печатного материала, в том числе и биографического. Но книга Анатолия или «Джорджа» Гуницкого, одного из основателей коллектива, носит несколько иной характер, так как под её обложкой хранятся не просто биографические сведения или сухая подача событий, расставленных в хронологическом порядке, а собрание статей и интервью, собранных и написанных самим автором книги для печатных и интернет-изданий.

Кубрик: открытие нового концертного пространства в Питере

16.11.2015
С 2 по 4 октября состоялся праздник в формате небольшого фестиваля, посвящённый открытию Кубрика, нового клуба в центре Питера. Новое помещение для проведения концертов уже отметили присутствием такие группы, как Ногу Свело, Площадь Восстания и ряд других.